Ссылки
:: E-mail













Статьи * info
  • Лейли Азолина | Публикации

    Информация про Лилю со старого форума сайта "Молодая гвардия"

    Лиля была рождена от первого брака матери. Её отца звали Агабек Фридунбеков (фамилия приблизительная, написание её сестры не помнят), он был профессором истории в институте в Баку, где училась мама Лили. Отсюда и имя - Лейли (ударение на 1-й слог - лЕйли). Лиля родилась 12 или 13 декабря в Баку, а через год мать Лили ушла от мужа и почти сразу же вышла замуж за второго мужа - Виктора Азолина, он работал связистом/телефонистом в НКВД. Азолин официально удочерил Лилю, а потом у неё ещё две сестренки появились! Лидия родилась 1 ноября 1927-го, Татьяна - 20 июля 1927-го. Училась Лиля в 236-й спецшколе (не помню, кажется там углубленное изучение языков было) с 1 по 10 класс (и там же позже училась Лида), училась на 4 и 5, троек-двоек не было никогда, потом поступила в геологоразведочный. Когда началась война, она ушла в Добровольческий батальон Красной Пресни, и её направили на курсы связистов. Обучившись, она некоторое время работала связисткой, а дальше начинается непонятное... Говорят, что вроде бы её перевели куда-то, а куда - никто не знает. Неизвестно, из какой части она приходила домой на побывку, дата также неизвестна, но Лиля тогда рассказала родным, что столицу не сдадут - сибирские дивизии уже рядом с Москвой! Позже её мать - Валентина Викторовна (кстати, она дожила до 96 лет, умерла только в 1996-м) как-то узнала, что она пропала и отправилась на её поиски. Для этого она выбила у Берии (была знакома с ним по Тифлису) пропуск в Звенигородский район, где еще шли бои. Как она узнала о её пропаже? Почему поехала именно под Звенигород? На эти вопросы сестры Азолины ответов не знают - мать им ничего не рассказывала. Но после этого поиска ВВ больше никуда не ездила искать Лилечку. И больше о судьбе её старшей дочери ничего неизвестно. Поэтому все предположения, где и когда Лиля погибла - только предположения. Фактов нет никаких. Кроме одного письма от подполковника из Бобруйска. В письме он просил прощения за то, что они оставили Лилю, когда попали под обстрел и она упала, а остальным пришлось отступить. Это все пересказ по памяти, если Татьяне Викторовне удастся найти это письмо, то у нас появляются шансы на поиск. Несколько фактов о Лилечке. Валентина Викторовна до брака носила фамилию Кочмержевская, то есть по отцу, скорее всего, была полячкой. Однако жила в Тифлисе (Тбилиси), где у их семьи также были корни... В общем, в Лиле кровей было намешано!.. Выше крыши! Плюс к этому: отчим - латыш! У Лили был друг Александров Александр Александрович (и жил он в городе Александрове! ), кажется, они учились вместе в геологоразведочном. Он тоже погиб на войне. В след. раз Татьяна Викторовна обещала отсканировать фотографию, где они засняты вдвоем. А самый ярким качеством Лили, по словам Лидии Викторовны, была смелость. Однажды она (в 15 лет!!) остановила корову, которая рогами целила матери в живот (а она как раз беременная была Татьяной). Лиля схватила её за рога и стала толкать прочь от матери. Потом подоспел пастух и прогнал корову. А еще однажды у Валентины Викторовны в электричке какой-то парень вытащил из сумки кошелек. Лиля не побоялась и бросилась за ним, схватила и трясла до тех пор, пока тот не вернул кошелек. А по словам Татьяны, Лиля любила фотографироваться вполоборота, потому что была очень скромной. Вот такая была девочка...
    У Лили были серо-голубые глаза и темные волосы. И высокая она была достаточно. Никаких тетрадей-вещей-записных книжек от нее не сохранилось.
    _______
    Я звонила Татьяне Викторовне Азолиной, она мне рассказала вот что: 1) дома у них хранилась фотография стреляющей Лили. Очень маленькая, размером примерно 7(высота)х5 см. Как она её описала: "Лиля стоит с вытянутой рукой где-то на улице, в форме: в шапке-ушанке, гимнастерке и юбке. (но на фото рядом никого не было, мы предположили, что фото могло быть обрезано). Потом эта карточка куда-то пропала. Выйти в Инет Азолины пока не могут, но, возможно, позже им это удастся. 2) годах в 80-х они с матерью ездили в Киев к полковнику (или "к генералу") Иовлеву! Пришли к нему на квартиру в надежде что-то узнать про Лилю. Однако он с ними разговаривать не стал. И еще Татьяна Викторовна сказала, что ей очень знакомо имя Георгий Есин. Обещала повспоминать. 3) мать начала искать Лилю после того, как та не пришла домой в день своего рождения (12 или 13 декабря, по словам сестёр Азолиных). То есть, было так (опять же по памяти, я таки еще не добралась до расшифровки записей): Валентина Викторовна, не дождавшись домой дочь, пришла к воротам части, где служила Лиля и заявила часовому, что она мать. Часовой решил, что она мать командира и вызвал его. Тот вышел и говорит: "Это не моя мать", а ВВ отвечает: "Я мать Лили Азолиной". И командир начал отводить глаза и так ничего и не ответил ей. Короче, мои мысли на сей счет: мать Лили прекрасно знала, где служила дочь, и - приблизительно - где она погибла. Однако двум другим дочерям ничего не рассказывала, потому мы сейчас и сидим в неизвестности. В общем, зря она так... Сейчас, может, всё уже было бы ясно...
    _______
    Визит к Азолиным 8 мая 2009 г Присутствовали: Азолина Татьяна Викторовна (ТВ) и (в девичестве Азолина, а нынешнюю фамилию не помню:) Лидия Викторовна (ЛВ), (тот самый фанатик) Серёгин Анатолий Георгиевич (АГ), Дарья Верясова (Я) (СА постоянно всех перебивал, чем заглушал или попросту не давал досказать важные вещи Эти места помечены как "нрзб") _______________________ ТВ: А все документы Лиля, кстати, сдавала Жукову. Лично Жукову. Так как она не Зоя Космодемьянская, вот в партизанском отряде, я не знаю, как верить, но по маминым рассказам она была в группе особого назначения. Это какой-то вер..во..(нрзб) СА: Теперь все эти войска называются «особого назначения». Они были диверсионной группой. Полное название: «разведывательно-диверсионные группы». Я: Разведывательно-диверсионные группы ведь подчинялись Спрогису? СА: (делая разочарованно-огорченный вид) Вот так… Вот… Спрогису подчинялся только один отряд, который был под номером в/ч 9903! Я: Угу, а сколько всего было разведывательных групп? Все: Уууууу! СА: Это разведотдел Западного фронта, а кто был там дальше – я не копал, это меня как-то не волновало. ТВ: Да их полно было! Мы с мамой когда в Киеве были, зашли к генералу Иовлеву, искали там, но он, конечно, тоже нам указал на дверь. Почему-то мама помнила, что генерал Иовлев… Там что-то где-то было… на верхах. Ну, не знаю. СА: Это давно было? ТВ: Ну, давно, это когда мы были с мамой по Украине и Молдавии – это где-то семидесятые с чем-то там года. СА: Ааа, Иовлев! Вы имеете в виду того, из пушкинских времен? Тогда был Иовлев, который Пушкина жалел, а тот ему потом бяку сделал… ТВ: Нет-нет (смех). Он был в Киеве, не знаю почему-то. Потому что у нас потом… ЛВ: Письма же он потом писал… Письма не сохранились? (*вероятее всего, ЛВ имела в виду то самое письмо из Бобруйска, но по словам Татьяны, писал не Иовлев* прим.моё) СА: А причем тут он? При чем тут Украина и Молдавия? ТВ: Потому что мы были по туристическим по Украине и Молдавии. Через Киев. СА: Ну я понимаю, а почему на Иовлева вышли? Почему Иовлев? ТВ: Мама что-то говорила: вот надо пойти к Иовлеву. Он сказал, что ничего не знает, и мы ушли несолоно хлебавши. Мало того, нас везде, где эти первомайские, вот я когда совсем молодая была, нас везде приглашали, где это… народное ополчение было где-то на Первомайской. Ляль, тебя-то тогда не было? ЛВ: Нет. В музей, в музей!.. ТВ: В музей, туда мы ещё ходили. СА: На Первомайской? ТВ: На какой-то из улиц Первомайских в Измайлове. Почему-то мы туда ходили. На встречу с ветеранами. ЛВ: Там портрет Лили, как она из пистолета стреляла и… СА: Но там формировалась дивизия народного ополчения, по-моему, номер два, Сталинского района города Москвы. ТВ: Ну, я совсем молодая, меня вот мама водила, чтоб я вот тут рядом была. СА: На бывшей Соломенской? Вы там в каком были? 56-й, 57-й, 58-й? ТВ: Оооой… Я кончила школу в 54-м, это я твердо знаю. (смех) В общем, я не знаю, в каком возрасте это было. ЛВ: Это было уже после войны, ты работала уже в Институте теплотехники. ТВ: Я там уже 48 лет работаю. СА: Этой школы тоже уже нет, её снесли. Кирпичное здание было. ТВ: Да, вот это вот кирпичное здание… СА: На Щербаковской улице или на Первомайской, вот что-то не могу вспомнить? ТВ: Ааа, нет, ту школу… Мы там сто лет не были! Я вот когда была… (нрзб) СА: Нет, в общем, ладно, мы ушли далеко. Я – ближе к Петрищеву. ______________________________ СА: ...И вот в Музее обороны Москвы мне сказали приехать и выступить. Я говорю: «Что ж я буду рассказывать, когда вы сами все знаете». ТВ: А на какой улице находится музей этот? ЛВ: Да у меня записано. СА: Да вы же там были, наверное. ТВ: Это где нам книжку давали, не этот? ЛВ: Нет-нет. СА: Где-где? ТВ: Где музей… ЛВ: Нет, это не музей. Это Мересьев где председателем был. СА: Ааа, так на Пречистинке вы были, да? ЛВ: Нет-нет. На Кропоткинской! ТВ: Нет, помимо Кропоткинской, где вот помнишь, Лидия Смирнова-то выступала, там был начальник генерал «Иванов»(нрзб). ЛВ: Это на Кропоткинской. И Сонечка там была, выступала (* однокурсница Лили, вместе с ней служившая связисткой сразу после окончания школы связистов* прим.моё). СА: А кто такая Лидия Смирнова? Я её знаю? ТВ: Лидия Смирнова – артистка! Она как раз мужа первого потеряла, и поэтому её тоже пригласили, и мы всё её ждали. ЛВ: Ну она не ветеран, а вдова… ТВ: Да нас брат двоюродный заставил. Мы не хотели никуда ходить. Он у нас военный. И поэтому мы туда пошли.. ЛВ: И книжки нам вручали большие. ТВ: И накаких мы данных не давали, но там Лилину фотографию, (к сестре) вот ты можешь показать книжку… ЛВ: Ну, книжку я уже товарищу отдала. СА: Она сейчас у меня. Думаю, через 2 дня верну. ТВ: Ну, вот Лилину фотографию туда втиснули. Это за расшифрованный час - то, что конкретно касается Лили. Этот Анатолий Георгиевич постоянно перебивал, не давал слова сказать, в общем, перетянул все одеяло на себя. И что обиднее всего, его цель заключалась не в том, чтобы найти Лилю, а чтобы убедить Азолиных, что Лиля, а не Зоя погибла в Петрищево. Говоря попросту: не возродить имя Лили, а затоптать имя Зои... Чем он успешно и занимался на протяжении почти всей беседы. Мне только изредка удавалось вклиниться в поток его красноречия, но все документы, на которые я ссылалась он самодовольно называл подделками и провокациями, а сам же опирался только на догадки, выдавая их за истину в последней инстанции... Обидно, короче!



  • :: E-mail


    © 1941-1942.
    © Разработка и web-design: студия "WEB-техника". Ссылки.