Ссылки
:: E-mail













Статьи * info
  • Документы | Памятник Матери. Воспоминания о Любови Тимофеевне Космодемьянской.

    С.И. Полянский. Осиновые Гаи − Москва.

    Сергей Иванович Полянский (р. 1942) − учитель Осино-Гайской средней школы, с 1983 г. − руководитель Музея трех Героев в с. Осиновые Гаи.

    Впервые я увидел Любовь Тимофеевну Космодемьянскую 13 сентября 1957 года. Она приезжала в Осиновые Гаи на открытие первого бюста Зои, приуроченное к очередному дню рождения героини. (Музея тогда еще не было). Помню высокую деревянную трибуну и на ней высокую седовласую женщину с очень красивыми правильными чертами лица. На центральной площади села собрались все, кто могли, из Осиновых Гаев и соседних деревень − несколько тысяч человек. Многие из пришедших знали Любовь Тимофеевну, хорошо помнили Зою, Шуру, о. Петра Космодемьянских. Тогда это была не столько история, сколько живая память народа, конкретных людей, среди которых было много вдов и сирот совсем еще недавней войны. Именно к этим людям, к своим односельчанам обращалась с трибуны Л.Т. Космодемьянская. Говорила Любовь Тимофеевна очень грамотно, но речь не казалась приготовленной заранее, отработанной − она словно рождалась на наших глазах, шла из глубины души. Наверное, поэтому многие плакали. В этих слезах чувствовалась и горечь утрат, и единение, и уважение к великому мужеству матери. Я был подростком, и не все мне тогда было понятно из ее мужества, ее подвига (это понимание пришло позже). Но сам голос − он до сих пор звучит у меня в сердце…
    Я вырос, закончил школу, окончил педагогический институт и через некоторое время вернулся в родное село учителем истории и немецкого языка. В Осиновых Гаях между тем активно шло создание музея трех Героев Советского Союза − уроженцев села: Зои и Александра Космодемьянских и Степана Перекальского, командира 322-й стрелковой дивизии, погибшего в 1943 году под Курском. У истоков музея стояли коллеги Любови Тимофеевны, тогда уже учителя пенсионного возраста, − Евдокия Семеновна Свиридова, Анастасия Ивановна Каратаева, Анна Васильевна Шилкина, а также Матрена Даниловна Перекальская. Любовь Тимофеевна вела с ними активную переписку, присылала будущие экспонаты. Многое из личных вещей, предметов обихода оказалось утраченным навсегда − дом Чуриковых, в котором росли Зоя и Александр, сменил уже не одних хозяев. В селе не осталось никого из прямых родственников: разъехались сестры и братья Любови Тимофеевны, не было в живых ни одного из бездетных братьев Анатолия Петровича Космодемьянского. Поэтому музей создавали в школе, с большими трудностями. В школьном помещении воссоздали часть интерьера жилой комнаты, в ней можно и сегодня увидеть такие уникальные подлинные экспонаты, как колыбель, в которой качали маленьких Зою и Шуру, кровать, деревянный диван и прялка из дома Чуриковых. Так что помощь Л.Т. Космодемьянской в создании музея была просто жизненно необходима.
    И в ноябре 1970 года, уже через год после торжественного открытия музея, Любовь Тимофеевна приехала в Осиновые Гаи − как оказалось, в последний раз. Ее очень ждали. Школа была битком набита людьми, желавшими увидеть и услышать ее. Вывесили красочный лозунг во всю ширину рекреации: «Добро пожаловать, дорогая Любовь Тимофеевна!» Помню, что погода стояла очень скверная: шел мокрый снег, повсюду слякоть. Привезли ее на машине, и когда она вышла, было видно, что ей тяжело идти.
    Любовь Тимофеевна выступала в школе. В музее работал тогда всего один зал, в нем было собрано 129 экспонатов (сейчас в Осино-Гайском музее более 3 тысяч экспонатов). После осмотра она произнесла слова, которых я никогда не смогу забыть: «Дорогие земляки! Я вам очень признательна за все, что вы делаете. Я даже не надеялась увидеть то, что увидела здесь... Спасибо вам! Помните мою дочь всегда!»
    Такие теплые слова воодушевили нас на поисковую работу, на продолжение создания музея.
    В эту же встречу состоялось мое личное знакомство с Л.Т. Космодемьянской. Я был тогда молодым учителем, причастным к созданию музея. Очень любопытным кажется мне то, как произошло само наше знакомство. Любовь Тимофеевна стояла среди учителей и вдруг посмотрела на меня. Моя внешность показалась ей знакомой. Она кого-то и спрашивает обо мне: «Он Гаёвский?» − «Да». – «А из каких он?» − «Из Читакиных». – «Читакиных помню». Читакины − это не фамилия, а деревенское прозвище. Происхождение и смысл его давно забыты и непонятны, а само прозвище осталось. Так мы звались по отцовской линии. По материнской прозвище было Щепелевы. Фамилия Полянские, как и многие другие (Подымовы, Епихины, Абловы, Лаптевы), очень распространена в нашей местности. Может быть, поэтому и прозвища появились.
    Летом 1972 года я со школьниками съездил в Петрищево, а на обратном пути мы заехали в Москву и побывали в гостях у Любови Тимофеевны. Это была очень добрая встреча. Она приняла нас прямо-таки по-матерински, усадила за стол, угощала чаем и сладостями, расспрашивала об учебе, о музее. Подарила новые экспонаты для него: сувениры, альбом фотографий, письма, открытки, адресованные ей. Конечно, это посещение вселило в нас и в меня лично еще больше уверенности. Именно после него у нас с Любовью Тимофеевной завязалась дружба, очень интересная для меня, творческая.
    От станции Вернадовка (Тамбовская обл.) до Москвы ходил пассажирский поезд, шел он одну ночь. И бывало, до 30-ти раз в году я ездил на нем в Москву, к Л.Т. Космодемьянской. Обычно я звонил: «Любовь Тимофеевна, появилось что-нибудь новенькое?» − «Сережа, приезжай».
    И тогда в субботу после уроков я садился на поезд, в воскресенье утром − в Москве, весь день на Звездном бульваре, а в понедельник к началу занятий − уже снова дома.
    Меня интересовали документы, к которым долгое время не имелось доступа в силу того, что часть, в которой воевала Зоя, была засекречена. Меня, конечно, интересовали письма Зоиных и Шуриных однополчан. Писали из самых разных уголков страны, приходили письма из Шиткино − деревни в Иркутской области, где семья Космодемьянских жила в 1929-30 годах. Появлялись среди авторов писем и самозванцы, «фальшивые» личности. И здесь консультантом, можно сказать даже экспертом, всегда являлась Клавдия Александровна Милорадова.
    Бывало, Любовь Тимофеевна спрашивает у нее: «Клава, был у вас в части такой-то?» − «Нет, не было». – «Ну как же, ведь пишет человек...» − «Нет, Любовь Тимофеевна, не было. Давайте проверим по архивам». Проверяли, и не помню ни одного случая, чтобы К.А. Милорадова оказалась неправа.
    С большой симпатией относилась Л.Т. Космодемьянская к тем, кто помогал ей работать с архивами, − к Первому секретарю ЦК ВЛКСМ Евгению Тяжельникову, к заведующему архивами Виктору Хорунжему.
    В середине 70-х годов два лета подряд в Осиновых Гаях работал лагерь труда и отдыха «Космодемьянец». Это была замечательная идея − знакомства, дружбы, совместной работы и интересного отдыха московских и осино-гайских подростков. Мы с радостью принимали учеников 201-й школы у себя в селе, в нашей школе, где они жили. По несколько часов в день все проводили на сельхозработах в совхозе имени Зои Космодемьянской, которые были организованы на соревновательной основе. На реке Кашме, к тому времени уже изрядно обмелевшей, сделали запруду, навезли чистого песка и устроили отличный пляж. Лагерь длился всего один месяц, но ребята так сдружились, что москвичи не хотели уезжать, а расставаясь, многие плакали.
    Все, конечно, очень хотели встретиться снова, и в зимние каникулы теперь уже мы приехали в Москву, в 201-ую школу, учителя которой во главе с Николаем Александровичем Борисовым сделали все, чтобы организовать для осино-гайских ребят интереснейший отдых. Мы побывали и в Оружейной палате, в Алмазном фонде, и на Елке в Лужниках, а Новый Год встречали в 201-й школе. Все это было великолепно и незабываемо. (Как показало время, действительно незабываемо. Не раз, уже много лет спустя, приехав в Москву и гуляя неподалеку от метро «Войковская», от 201-й школы, я вдруг слышу: «Здравствуйте»; через некоторое время опять: «Здравствуйте». Я, конечно, не узнаю бывших участников лагеря «Космодемьянец», но очень приятно, что те дни для них навсегда остались в памяти).
    На следующий год, после второго летнего лагеря «Космодемьянец», мы снова приехали в Москву, в гости к 201-й школе, теперь уже ко Дню сельского хозяйства, который отмечался во второе воскресенье октября. Москвичи угощали нас фруктами из своего сада, устроили большой праздник − сельскохозяйственный фестиваль; мы подводили итоги лагеря, вручали грамоты и призы. Было очень весело и интересно. Л.Т. Космодемьянская, Н.А. Борисов и я посадили в память о радостном событии яблоню.
    Зимой мы опять ездили в Москву. И тогда Любовь Тимофеевна приехала в школу. Наступил Новый 1977 год, был устроен праздничный вечер, концерт и бал, пел Лев Лещенко, когда-то выпускник 201-й школы, выступали учащиеся... Поздно вечером мы поехали провожать Любовь Тимофеевну домой, она очень просила зайти, посидеть. Опять та же почти материнская заботливость, внимание. В квартире, обставленной очень неброско, в самом интерьере чувствовался вкус и характер хозяйки. Именно тогда, глубокой и немного таинственной зимней ночью, было интересно сидеть за чашкой кофе в комнате, обставленной в несколько старинном стиле, где среди темных шифоньеров и стульев с высокими спинками со стены смотрели портреты Зои и Александра. Массивный письменный стол − рабочее место Л.Т. Космодемьянской. Запомнились в квартире и две иконки: Богородицы и кого-то из святых. Мы никогда не говорили с Любовью Тимофеевной на предмет веры, но эти иконки рядом со свечами в подсвечниках казались такими уместными в ее квартире...
    К сожалению, лагерь «Космодемьянец» − летний в Гаях, зимний в Москве − просуществовал только два года. Но и сегодня осино-гайские ребята работают летом на полях СХПК им. Зои Космодемьянской. Как и прежде, в свои составы трудовые звенья включают Зою и Шуру, выполняют за них норму выработки.
    Наши экскурсии давно стали выходить за рамки музея. Многие посетители просят провести их к месту, где стоял дом, в котором росли брат и сестра, на могилу Петра Иоанновича. Отрадно, что священнослужитель Осино-Гайской церкви разрешает экскурсантам посещение литургий − в той самой Знаменской церкви, где служил о. Петр Космодемьянский. Рядом с храмом сохранилось здание церковно-приходской школы, в которой в 1920-х годах учительствовала Любовь Тимофеевна. Святыней для всех − и сельчан, и гостей Осино-Гаев − стал наш мемориал, открытый к 50-летию Победы на центральной площади села, на высоком берегу Кашмы. Мемориал представляет собой следующее: в центре возвышается замечательный памятник Зое − 16-летней, такой, какой она последний раз приезжала в Гаи, а за памятником аккуратно выложены мемориальные плиты, на которых высечены фамилии и имена всех жителей села, погибших на полях сражений во время Великой Отечественной войны.



  • :: E-mail


    © 1941-1942.
    © Разработка и web-design: студия "WEB-техника". Ссылки.