Ссылки
:: E-mail













Статьи * info
  • Документы | Памятник Матери. Воспоминания о Любови Тимофеевне Космодемьянской.

    Е.Д. Рябоконь. Две встречи.

    Елизавета Дмитриевна Рябоконь (р. 1924) − одноклассница З. и А. Космодемьянских.

    Бывает так: сознание из всего богатства жизненных впечатлений выбирает какие-то отдельные, освещает их особенным светом и вверяет архиву памяти. И порой непонятно, почему именно это событие запомнилось, а другие − нет.
    С Зоей и Сашей Космодемьянскими я проучилась в одном классе 8 лет. Немалый срок! Помню их довольно-таки хорошо, хотя вне школы мы почти не общались. И нас, пожалуй, больше всего объединяли интерес к учебе и любовь к замечательным учителям: Вере Сергеевне Новосёловой (русский язык и литература), Николаю Ивановичу Потёмкину (рисование и черчение), Екатерине Михайловне Левитовой (вела немецкий язык и была у нас в 5-8 классах классным руководителем).
    То, что осталось в памяти, вижу сейчас, десятилетия спустя, так же отчетливо, как тогда, в годы нашего отрочества и начала юности: вот мы учимся в доме купца Кунина, роскошном двухэтажном особняке с кафельными полами и мраморными лестницами. А вот − переезжаем в новое, огромное здание школы, с широкими рекреациями, просторными классами, уютной столовой.
    Помню, как я иду в школу − с Вокзальной улицы, где мы жили, − мимо бескрайних совхозных полей и срываю травку с забавным названием «сурепка». Ландшафт тогда напоминал скорее деревенские просторы, чем окраину столицы.
    А вот зима, рядом со школой курган, мы катаемся с него − кто на дощечках, а кто − просто так. Съезжаем, а внизу куча мала, все смеются, растрепанные, без шапок, в расстегнувшихся пальтишках.
    …Школьная рекреация, перемена подходит к концу. Сейчас, еще несколько мгновений, и Евдокия Васильевна пойдет по коридору с колокольчиком в руке. Далеко будет слышен его звон!
    …Урок литературы. Изучаем поэзию Маяковского. Вера Сергеевна читает красивым, богатым на интонации голосом:
    Это время гудит
    телеграфной струной,
    это
    сердце
    с правдой вдвоем.
    Это было
    с бойцами,
    или страной,
    или
    в сердце
    было
    в моем.
    И так же, по своим непонятным законам, память освещает теплый день бабьего лета, когда мы, несколько девятиклассниц, решили съездить проведать Зою Космодемьянскую, лежавшую в Боткинской больнице. Мы ехали на трамвае. Сошли с него и направились к больничному корпусу, в котором (кто-то из девочек знал точно) лежала Зоя. Заходим, и вдруг, в дверях больничного здания сталкиваемся ... с выходящей оттуда Зоиной мамой. Она шла очень быстро, и вид у нее был усталый. Она узнала нас, поздоровалась в ответ на наше приветствие, но была полностью погружена в свои заботы. Я тогда видела ее впервые, от подруг узнала ее имя - отчество.
    Самое обидное, что в больницу к Зое нас не пустили! Так и уехали ни с чем, проездили впустую.
    В 1942 году мне в Казахстан, куда была эвакуирована наша семья, родственники прислали вырезанную из «Правды» статью с фотоснимком Зои с петлей на шее.
    …Конец 1950-х годов. В праздничный день в Колонном зале Дома Союзов проходит торжественный вечер. Я работала в конструкторском бюро закрытого военного завода и получила приглашение на этот вечер. Зал ярко освещен, сзади стоят кинокамеры. Мне немного страшновато. Знакомых − никого. Объявляют следующего оратора, и на трибуну выходит… Л.Т. Космодемьянская. Мать Зои и Саши, незабвенных моих одноклассников! Я не знала, что она будет выступать, и очень обрадовалась, увидев ее.
    И еще один эпизод, он лежит за границами этих двух встреч. Часто бывали мы на Новодевичьем кладбище, где похоронены сестра и брат Космодемьянские. Сначала вход туда был свободный, но позже стал строго по пропускам. Ко мне в гости приехали одноклассники: Ося Винницкий и Мета Меламуд (Металлина − было такое имя в 20-х гг. ХХ века). Они вместе были в эвакуации в Омске, а после войны поженились и остались там жить. С ними и с Тамарой Давыдовой из параллельного класса мы пошли на Новодевичье. Нас, однако, не собирались пропускать. Тогда Тамара говорит: «Что за безобразие! Мы сейчас позвоним Любови Тимофеевне на Звездный!» Надо было видеть, как переменился в лице вахтер: «Так вы свои люди!» − и тут же пропустил нас.
    У нас был дружный класс, мы часто собирались вместе. Собирались (несколько человек) и на открытие нового надгробия Зои на Новодевичьем кладбище. Любови Тимофеевны тогда уже не было в живых.



  • :: E-mail


    © 1941-1942.
    © Разработка и web-design: студия "WEB-техника". Ссылки.