Ссылки
:: E-mail













Статьи * info
  • Документы | Памятник Матери. Воспоминания о Любови Тимофеевне Космодемьянской.

    С.В. Чуриков. Тетя Люба.

    Святослав Валерьевич Чуриков (р.1954) − внучатый племянник Л.Т. Космодемьянской.

    В семье моего отца, Валерия Сергеевича Чурикова, Любовь Тимофеевну Космодемьянскую очень уважали. Все мы звали ее тетей Любой. Она была сестрой моего деда, которого я очень любил (а он − меня) и который умер, когда мне исполнилось всего лишь 8 лет.
    Говоря о тете Любе, никогда не надо забывать двух вещей.
    Во-первых, тетка была человеком верующим. Я это знаю точно. Она выросла в православной семье и с детства верила в Бога.
    А во-вторых, тетя Люба была человеком общественным. В этом понятии «общественный человек» скрыто очень многое. Ведь кем, по сути, она являлась? Она была матерью официально признанной героини, которую можно назвать «советской святой». Наверное, не нашлось бы в стране человека, которому было бы не известно имя Зои Космодемьянской. И тетя Люба должна была никогда не забывать, что она не просто мать, а мать великой национальной героини и что она должна дать людям представление об этой героине через себя, через свою личность и поэтому всегда обязана быть на высоте. На это уходило много нервных сил, душевной энергии. Она очень мало принадлежала себе − она постоянно была задействована в мероприятиях, общественной работе, переписке.
    Но этого мало. Дело в том, что тетя Люба относилась к совсем другому поколению, чем ее дети. То, что пережила она, было неведомо поколению ее детей, рожденных в 1920-е годы, детей нового, советского времени. Она хорошо помнила дореволюционную жизнь, отнюдь не плохую. Тетя Люба знала о судьбе своего свекра - священника. Отца Петра убили, а его семью уничтожили − это не было для нас тайной. Она очень хорошо помнила, как создавались колхозы, как в них загоняли крестьян, как все, кто только мог, покидали деревню. Наконец, их высылка в Красноярский край была отнюдь не радостным путешествием, а именно высылкой. Перед войной они жили трудно, а когда ввели плату за обучение в старших классах, их семью, хотя и потерявшую кормильца, не освободили от этой платы. В глубине души осталась обида.
    На все это она должна была закрывать глаза. Будучи человеком умным, тетя Люба смирилась с такой жизнью в полулжи, с тем, что о чем-то не только рассказывать и писать − заикнуться нельзя. Смирилась во имя детей, их светлой памяти. Дети ее росли при «великом Сталине», в эпоху первых пятилеток, строительства ДнепроГЭСа, перелетов Чкалова, Белякова и Байдукова и помощи сражавшейся Испании. Они, Зоя и Шура, считали себя частью советского общества и менталитета − так же должна была теперь тетя Люба представлять их и всю семью в своем лице. Поэтому для меня она всегда была несчастным человеком, вынужденным смириться с официально узаконенной, полулживой историей страны.



  • :: E-mail


    © 1941-1942.
    © Разработка и web-design: студия "WEB-техника". Ссылки.