Ссылки
:: E-mail













Статьи * info
  • Вера Волошина | Художественные произведения

    Г.Фролов. "Жить для людей", часть 1. (отрывок из книги "Часть №9903")

    Разведчики

    В группе, в составе которой 21 октября Вера Волошина уходила на боевое задание, было девять девушек и четверо юношей из Ярославля.

    ...Натруженно урча, вот уже который час пробирается ЗИС-5 по размытой осенними дождями фронтовой дороге. Не раз разведчикам приходилось вылеза­ть из кузова автомашины и вытаскивать ее из грязи.

    Наконец к вечеру прибыли на место. Линия фронта проходила через восточную окраину города Калинин, по берегу реки Тверца. А дальше, на западе, темнела громада леса.

    Командование части, на участке который разведчикам предстояло перейти линию фронта, радушно встретило комсомольцев. Им отвели землянку, где можно было высушить промокшую одежду, накормили горячим обедом.

    Для прохода через боевые порядки фашистских войск была выделена груп­па разведчиков полка. С наступлением темноты они должны были провести комсомольцев по глухим лесным тропам в тыл врага. А для работы дальше, за линией фронта, был выделен проводник – местный житель.

    И вот наступила ночь. Часто вспоминали бывшие разведчицы Жанна Манучарова и Саша Крапенкова охватившее их странное, непривычное чувство, когда они оказались на территории, занятой неприятелем. Ведь это наша, советская земля, а приходится скрываться, чутко прислушиваться к ночным шорохам, ровному шуму дождя, замирая при каждом подозрительном звуке...

    Шли всю ночь. На рассвете сделали привал в густом молодом ельнике. Костра не разводили и, чтобы немного согреться, сбились в тесную группу, накрывшись от дождя плащ-палатками. Так и просидели остаток ночи, тихо разговаривая. Вспоминали довоенное время, рассказывали о себе: где кто учился или работал.

    Наташа Обуховская, хрупкая темноволосая девушка, училась на втором кур­се Московского технологического института легкой промышленности, Володя Прохоров работал на заводе, Иван Колесников - в пожарной охране города Ярославля, Жанна Манучарова и Саша Крапенкова пришли в отряд со второго курса Института истории, философии и литературы.

    Вера еще на базе отряда подружилась с Наташей, и теперь в тылу врага они старались всегда быть вместе. На привале, тесно прижавшись друг к другу, они тихо разговаривали, вспоминая свою студенческую жизнь.

    Уже совсем рассвело, но дождь, шедший всю ночь, не прекратился. Над лесом, почти задевая вершины деревьев, плыли тяжелые облака.

    Когда собрались завтракать, оказалось, что проводника нет. Поиски ничего не дали. Он исчез бесследно.

    - Струсил, гад! - зло выругался Володя Прохоров.

    - Да, товарищи, дела у нас неважные, - с тревогой в голосе проговорил Ни­колай Смирнов, командир группы. - Надо что-то придумать.

    - Давайте, ребята, скорее уходить отсюда, - сказала Наташа. - Ведь проводник этот может быть не только трусом, но и предателем.

    - Правильно, - поддержала Вера подругу, - надо идти дальше. Поедим на ходу.

    - А я думаю, товарищи, - начал было Смирнов, - что нам следует вернуться назад. Ведь нет проводника, и потом...

    - Как назад? - перебила его Вера. - Ты думаешь, что говоришь? Немцы к Москве рвутся, а ты предлагаешь нам совершать прогулки туда и обратно. На­шел дураков!

    - Но ведь у нас нет проводника, мы не знаем местности, - упрямо стоял па сво­ем Смирнов, с тревогой оглядываясь по сторонам.

    - Но у нас есть карта, компас. Найдем дорогу!

    - А что это за командир, если он боится заблудиться?

    - Ребята, надо назначить нового командира. Николай не может вести группу.

    И здесь же, на коротком собрании комсомольцы решили отстранить Смир­нова от командования группой. Командиром назначили Володю Прохорова, а Ве­ру Волошину - его заместителем.

    И снова отряд двинулся на запад. К вечеру вышли на шоссе Старица - Калинин, по которому почти непрерывно двигались немецкие обозы. Послали развед­ку найти незаметные подходы к дороге, которую решено было минировать.

    И вот оно, первое боевое крещение! К дороге уходят Иван, Наташа и Вера. Остальные залегли на опушке леса, чтобы в случае необходимости прикрыть ог­нем отход своих товарищей.

    Томительно долго тянулось время. Наконец минеры вернулись.

    - Порядок, - доложил командиру Колесников. - Минировали мост. Не­сколько мин поставили на обочинах дороги. Начнут метаться после первых же взрывов и обязательно на них наткнутся.

    - Молодцы, ребята! А теперь надо отходить.

    Ждать долго не пришлось. Скоро в вечерних сумерках со стороны Старицы показалась колонна автомашин. Они шли с зажженными фарами, не опасаясь на­падения самолетов.

    И вот первая машина въехала на мост. Вдруг блеснуло яркое пламя, осветившее все вокруг, а через несколько секунд донесся грохот взрыва. За ним последовал другой, третий. Скоро на дороге пылали автомашины, рвались цистерны  с горючим, боеприпасы,

    Освещенные заревом пожара, с радостными лицами уходили бойцы и лесную чащу. А на дороге еще долго раздавались взрывы, беспорядочная стрельба и крики.

    Первый успех окрылил отряд. Они убедились в том, какую большую помощь могут оказать Красной Армии их молодые руки, горячие сердца.

    ...Так один за другим шли хмурые осенние дни, полные опасности и тревог. Но каждый день приносил радость от сознания того, что отряд наносит чувствительные удары по врагу. Смелые действия разведчиков не на шутку всполошили немецкое командование. В поисках неуловимого отряда по лесам и дорогам рыскали каратели. Но комсомольцы с помощью местных жителей всегда уходили от преследования. Уже возвращаясь к своим, за линию фронта, маленький отряд встретил калининских партизан, которые помогли юношам и девушкам выйти в расположение наших частей...

    И вот они снова среди друзей на базе. Две недели, проведенные в тылу врага, были большой и суровой школой, многому научили молодых людей...

    Вечерами в комнате девчат было шумно и весело. Вера под хохот друзей по­казывала в лицах, как Иван Колесников застрял на заборе, удирая от немцев, или как старик-крестьянин отчитал их за то, что они неумело спрятали под одеждой оружие. Рядом с Волошиной всем становилось легче и веселее. Каждому она стремилась сказать ласковое слово, поддержать, по-дружески помочь. Так случи­лось и с Зоей, которая сначала немного дичилась в их веселом кружке. Верины подруги казались ей, школьнице, совсем взрослыми. Но Волошина сумела подо­брать и к ней свой ключик. И вот уже голос Зои радостно вплетается в разговор подруг. Она рассказывает о маме, брате, друзьях, о любимых стихах.

    Особенно сблизились Волошина и Космодемьянская, когда Зоя узнала, что Вера - сибирячка.

    - Ведь и я жила несколько лет на Енисее, - радостно сообщила Зоя, - родители учительствовали там в сельской школе.

    После этих слов девушки стали неразлучны - рядом на занятиях, вместе сидели в столовой, и в казарме их кровати стояли рядом. После отбоя они долго шептались о чем-то в темноте.

    - Хватит вам, сибирячки, - ворчал недовольно кто-нибудь из девчат. - Спать мешаете. Ведь завтра рано вставать.

    Так и пристало к ним это слово - «сибирячки». Звали их так все: подруги, юноши из группы и даже сам командир, майор Спрогис.

    - Где наши сибирячки? - обычно спрашивал он. - Передайте, что им сегодня заступать в наряд...

    «Пропала без вести...»

    Подходил к концу короткий отдых на базе. Предстояло новое, еще более от­ветственное задание. Положение под Москвой в середине ноября 1941 года было очень серьезным. На некоторых участках фронт приблизился к столице на расстояние в тридцать километров. Требовалось максимальное напряжение всех сил, чтобы остановить врага на этом рубеже, а затем нанести ему сокрушительный удар.

    В это трудное время 21 ноября в тыл немецко-фашистских войск, действовавших в районе Наро-Фоминска, уходили две группы разведчиков Бориса Крайнова и Павла Проворова.

    Проворов был назначен командиром вместо заболевшего Володи Прохорова. В группу Павла входили: Голубев, Емельянов, Кирюхин, Клубков, Морозов, Волошина, Космодемьянская, Милорадова, Обуховская. В группе Бориса Крайнова

    были: Булгина, Брукер, Воронина, Самойлович, Смирнов, Кузьмичев, Леонтьев, Лебедева, Медиокрицкий, Щербаков.

    Обе группы во время перехода линии фронта были объединены под командование Бориса Крайнова. Перейдя фронт, они должны были разойтись и действовать самостоятельно.

    Разведчики получили валенки, телогрейки, теплое белье, свитера, шсрстяные подшлемники. Зоя решила идти на задание в сапогах и в своем домашнем пальто.

    - Так будет лучше ходить в разведку, - объяснила она Вере.

    Рано утром подошли две автомашины за разведчиками. Сдав личные вещи, документы и письма, они выстроились во дворе базы. Майор Спрогис и комиссар Дронов обошли строй, тщательно проверяя оружие, снаряжение. Для каждого у них нашлись теплые напутственные слова.

    - Учтите, Волошина, что вы комсорг группы, - глядя ей в глаза, сказал комиссар. - С вами идут необстрелянные бойцы. Будьте внимательны к ним, помогите словом и делом в трудную минуту...

    Накануне, готовя группу к боевому заданию, майор Спрогис спросил у ко­миссара:

    -   Как вы думаете, не послать ли нам командиром группы Волошину? Она очень хорошо показала себя в первом походе, товарищи ее уважают.

    -   А не рано, Артур Карлович? Ведь в группе много новичков. Проворов - кадровый командир. Пусть Волошина идет комсоргом, лучше узнает людей. А в следующий раз назначим ее командиром группы.

    ...Смотр закончен. Раздалась команда: «По машинам!»

    Было холодное, ветреное утро. Разведчики зарылись в душистое сено, кою рое постелил в кузов заботливый старшина. Почти до самой Кубинки пели песни. Запевала Клава Милорадова, у нее был красивый сильный голос.

    В Кубинке простояли недолго. Машины свернули влево, на дорогу, ведущую к Наро-Фоминску. У деревни Обухово остановились. Дальше ехать было нельзя. По реке Наре проходила линия фронта. Здесь оборону занимала дивизия, недавно прибывшая с Дальнего Востока.

    Солдаты и офицеры радушно встретили разведчиков, уступили им единственный уцелевший дом в деревне, накормили горячим обедом, помогли перейти фронт...

    И вот парни и девчата снова на земле, занятой врагом. Но сейчас идти гораздо труднее, чем в октябре. Тогда немцы наступали, теперь, встретив упорное сопротивление прибывших из Сибири и Дальнего Востока свежих войск, они приостановили движение и перешли к обороне. Появились ряды колючей проволоки, минные поля, доты, дороги усиленно патрулировались танками, бронемашинами. Деревни были битком набиты немцами, и каждая из них представляла собой маленькую крепость. Все это значительно осложнило задачу разведчиков и требовало ежеминутной осторожности.

    За первую ночь отряд прошел около двадцати километров. На дневку остановились в заросшем кустарником глубоком овраге. Аля Воронина и Зоя разделили на равные части три буханки хлеба и сверху положили по кусочку смерзшегося масла. Очень хотелось пить, снег не утолял жажды. Тогда решили разложить маленький костер из сухих сучьев. В котелках топили снег и пили теплую, пахнущую хвоей воду.

    С наступлением темноты снова двинулись в путь. До рассвета нужно было перейти шоссе на Верею, минировать его и, разделившись на группы, действовать дальше самостоятельно.

    Дул холодный, обжигающий ветер. Особенно страдала от мороза Зоя – в сапогах и пальто. Вера отдала ей свой свитер, Аля Воронина - шерстяные носки.

    Близился рассвет, когда отряд вышел на большую поляну. Вдали виднелась громада темного леса, где была намечена дневка.

    Крайнов приказал Вере Волошиной, Наташе Самойлович и Алексею Голубеву сменить головное охранение.

    - Будете идти впереди отряда на расстоянии видимости, - сказал он. - На опушке леса дождетесь нас. Выполняйте!

    Головное охранение ушло. За ним через несколько минут двинулся отряд. Кругом царила глубокая предрассветная тишина. До леса оставалось не более ста метров, когда слева раздалась автоматная очередь. Над головой пронесся рой трассирующих пуль. Разведчики залегли и под огнем неприятеля стали отпол­зать назад, к лесу.

    Когда вышли из-под обстрела, недосчитались семи человек: головного охра­нения и Али Ворониной с тремя молодыми бойцами.

    «Что же случилось с товарищами? - с тревогой думал каждый. - Неужели они погибли?»

    Поиски ничего не дали. Дальше оставаться здесь было опасно, ведь немцы могли вызвать подкрепление и оцепить лес. И отряд, потерявший почти треть своего состава, направился к деревне Петрищево, где находился штаб одной из немецких частей. Решено было теперь объединить две группы на все время вы­полнения задания в тылу врага.

    А головное охранение уже было в лесу, когда немцы открыли позади пуле­метный огонь. Вскоре стрельба утихла, и Вера с товарищами решила разыскать отряд. Лишь к вечеру им удалось найти Алю Воронину и бывших с ней ребят. Но и они ничего не знали об отряде.

    -    Надо действовать самостоятельно, - сказала Вера. - Нас здесь семь человек, есть оружие, взрывчатка, боеприпасы. Не тащить же все это обратно...

    -    Но у нас нет карты, компаса, - возразил Голубев. - Как же мы будем ори­ентироваться на местности? Так каждую минуту можем на немцев напороться.

    - Компас есть у меня и у Веры, - сказала Наташа Самойлович. - Карты у нас нет, это верно. Придется обходиться без неё. Поэтому нам надо быть особенно осторожными.

    - Правильно, Наташа, - поддержала Вера подругу. - Будем действовать са­мостоятельно.

    - Когда стемнело, вышли на опушку леса. Недалеко пролегала дорога, по кото­рой часто шли автомашины, мотоциклы. Чуть правее угадывалась деревня, где, очевидно, было полно немцев.

    - А что если нам, ребята, - предложила Вера, - минировать дорогу к дерев­не с двух сторон и в полночь, когда фрицы улягутся, устроить им «сабантуй»? Подойдем к деревне поближе и дружно откроем огонь.

    - Предложение Веры всем понравилось. И вот в полночь, заложив мины, раз­ведчики поползли к деревне. В окна крайних домов полетели гранаты, и вслед за оглушительными взрывами, потрясшими ночную тишину, раздались автомат­ные очереди.

    - Отходя к лесу, разведчики термитными шарами подожгли стога сена, стоявшие на краю деревни. Это усилило поднявшуюся панику. Немцы выскакивали из домов, беспорядочно стреляя в темноту. Несколько машин подорвались на минах.

    - Ну, теперь они долго не придут в себя, - удовлетворенно сказала Вера, ко­гда группа уже далеко отошла от деревни.

    Дневали в лесу. Здесь же случайно столкнулись с группой красноармейцев, выходивших из окружения из-под Вязьмы. Голодные, оборванные бойцы вот уже несколько недель бродили по лесам, всюду натыкаясь на вражеские заслоны. До них доходили слухи о том, что Красная Армия разбита и немцы уже захватили Москву. И вдруг эти изможденные, потерявшие надежду выйти к своим люди встретили в лесу разведчиков, которые лишь несколько дней тому назад были в Москве.

    Разведчики накормили красноармейцев, отдав им все свои припасы. Ведь нельзя же было равнодушно смотреть на истощенные, обросшие бородами лица.

    - Нельзя оставлять их, ребята, - сказала Вера. - Будем вместе выходить
    к своим. Сейчас это главное.

    На этом и порешили. Собрав окруженцев, Вера предупредила:

    - Мы решили, товарищи, идти на восток, через линию фронта. Если хотите идти с нами, то должны соблюдать в движении порядок, вести себя очень осторожно. От этого зависит все. Понятно?

    После этого короткого разговора сводный отряд взял направление на восток. Впереди, сверяя направление с компасом, шла Вера, за ней, метрах в пяти, - танкист-окруженец, дальше - Наташа, Аля и другие бойцы. Замыкал группу Алек­сей Голубев.

    Далеко за полночь отряд перешел дорогу между деревней Якшино и совхо­зом Головково. При свете луны отчетливо виделись следы проходивших здесь не­давно автомашин, танков. На всякий случай разведчики заложили в колею несколько мин. Сразу же за дорогой начиналась поляна, поросшая редким ельни­ком, постепенно переходившим в лес.

  • :: E-mail


    © 1941-1942.
    © Разработка и web-design: студия "WEB-техника". Ссылки.